SIEMENS STORY

Вторник, 23.04.2024, 03:49
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: markiza21  
Форум Siemens » Компьютерные технологии » Games PC » S.T.A.L.K.E.R. (Shadow of Chernobyl)
S.T.A.L.K.E.R.
archangel Date: Вторник, 26.06.2007, 19:12 | Message # 1
 
(Admin)
Местный
  • Status: Offline
  • ICQ:99222566
  • у нас с:15.04.2007
  • 2012 год. Шесть лет прошло с момента Второй катастрофы, затмившей события апреля 1986 года.

    Действие игры происходит в Чернобыльской зоне отчуждения, превратившейся из места, где ломались судьбы, в угрозу всему человечеству. Свои тайны Зона раскрывает неохотно, через силу, и редкий герой сможет добраться до самого ее сердца и узнать – какая опасность поджидает его там?

    Опасность, по сравнению с которой мародеры и вражеские группировки, все монстры и аномалии Зоны покажутся лишь подготовкой к встрече с чем-то более фатальным и пугающим.

    А пока... Готовься, герой. Собирай артефакты и торгуй, прощупывай дорогу и проверяй тылы, хватай рентгены и сражайся – но только выживи! И тогда, быть может, если будешь настойчив и особо везуч, ты узнаешь – почему все это свалилось на тебя.

    Основные особенности
    Живой мир: виртуальные монстры и сталкеры мигрируют по Зоне, наравне с героем занимаются повседневными делами – едят, воюют, ищут добычу, торгуют, спят, отдыхают
    Свобода перемещений по миру и по сюжетной ветке, ограниченная лишь желанием и возможностями игрока
    Знакомый и близкий мир постсоветского пространства
    Реальные объекты Чернобыльской зоны отчуждения – город энергетиков Припять, ЧАЭС, комплекс загоризонтального обнаружения "Чернобыль-2" и другие
    Атмосфера мистической таинственности и постоянной опасности
    Несколько вариантов концовок
    Система погодных эффектов и смены дня и ночи
    Фотореалистичная графика, помогающая глубже погрузиться в атмосферу игры
    Реальная физика полета пули, большой арсенал реальных прототипов оружия
    Наряду с традиционными режимами сетевой игры, уникальный режим в антураже игры – сбор артефактов
    Широкие возможности редактора карт сетевой игры

    2006 год, 12 апреля, 14:33.

    Зона отчуждения осветилась ярчайшим, почти нестерпимым светом, и было видно, как на небе начинают испаряться облака. После мгновения полной тишины пришёл грохот и земля содрогнулась. Люди падали, зажимая глаза и уши; кто мог, тот бежал, спасая свою жизнь.

    Со стороны это выглядело так, будто всё похороненное под Саркофагом ядерное топливо разом взлетело в воздух. Через сутки правительственные войска уже полностью оцепили новую Зону. С помощью спутников удалось выяснить, что эпицентр взрыва находился не у блоков самой АЭС, а в километре от них.

    Считается, что весь персонал станции погиб сразу же, однако внутри кольца оцепления осталось много других людей. Организовать спасательные операции не представлялось возможным, поскольку отряды военных и техника, посланные вглубь поражённой территории, почти сразу же погибали. Через некоторое время после аварии диаметр Зоны скачкообразно возрос на несколько километров. Большая часть правительственных войск, охранявших периметр, и находившихся там научных лабораторий мгновенно погибли.

    Началась паника; жители окрестных сёл и городов были в спешке эвакуированы или бежали сами. Над миром нависла опасность, о размерах которой до сих пор можно только гадать.

    2008 год.

    Прошло два года с тех пор, как случилась жуткая катастрофа в зоне отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС. Большое количество погибших и пропавших без вести людей, павший скот, почерневшие постройки, изувеченный лес...

    Учёные до сих пор не могут дать объяснений случившемуся. А Зона, внутри которой были обнаружены совершенно фантастические аномалии, тем временем растёт. Редкие экспедиции сталкиваются с мутировавшими видами животных, обладающих удивительными особенностями.

    2010 год.

    По следам отчаянных одиночек-сталкеров за широкомасштабное изучение Зоны опять берутся научные экспедиции. Однако внутри охраняемого армией периметра уже имеется множество "неучтённых лиц" - вплоть до браконьеров и бандитов. В основной своей массе сталкеры путешествуют по Зоне в поисках разнообразных аномальных образований - так называемых артефактов, за которые нередко выручают неплохие деньги.

    Армейские подразделения, в том числе и специального назначения, возглавляемые отрядами военных сталкеров, предприняли крупную экспедицию внутрь Зоны с целью прорваться к ЧАЭС и уничтожить предполагаемую причину возникновения смертельных аномальных полей либо наконец-то добыть достоверную информацию о происходящих там процессах.

    Данное предприятие, в котором принимали участие более тысячи человек и множество техники, полностью провалилось. Отдельные группы уцелевших осели на территории Зоны без особых надежд на спасение...






    отредактировано archangel - Суббота, 14.07.2007, 19:54
     
    archangel Date: Вторник, 26.06.2007, 19:14 | Message # 2
     
    (Admin)
    Местный
  • Status: Offline
  • ICQ:99222566
  • у нас с:15.04.2007
  • Мир вспомнит о Чернобыле играючи

    В прошлом году "Известия" (26.04.2003) опубликовали очерк о чернобыльском сталкере с 15-летним стажем Александре Наумове. Единственном действующем - все, кто начинал с ним, либо умерли, либо отошли от дел. Наумов провел в зону более 200 человек. Это не бизнес. Александр считает: "Зарабатывать экскурсиями на чернобыльские кладбища - кощунство. Сталкер заставляет людей понять, чем живет зона". Прочитав очерк, съездив в "зону отчуждения" и послушав легенды о радиационных монстрах, компьютерщики из украинской компании "Мир игр" придумали "бродилку" "Сталкер". Чернобыль стал компьютерной игрой. В главной роли - Наумов. В игре сталкеру под 30, в жизни - за 50. Он бродит по зоне и не может существовать без нее, ищет причины и переживает последствия атомного взрыва.

    Игра и жизнь

    Судя по опросам, виртуально бродить по зоне отчуждения хотят не столько украинцы, сколько россияне и американцы. Игрой увлеклись даже станционные служители. Фанат игры - начальник отдела ядерной безопасности Чернобыльской станции Александр Новиков. Его тезка сталкер Наумов тоже готов бродить по компьютерной зоне - говорит, на настоящую похожа: "Мир забыл о Чернобыле, теперь вспомнит играючи". Это путешествие в опасные места - без вреда для психики и жизни.

    Рекламные ролики, предварявшие выпуск игры, спровоцировали в Чернобыле туристический бум. Экстремалы едут в зону даже из Австралии. Хотят своими ногами, не курсорами пройти по атомному заповеднику. Туристический "монополист" - государственное агентство "Чернобыльинтеринформ", подчиненное МЧС Украины. Туры по Чернобылю продают и крупные украинские туристические компании, правда, удваивая стоимость. "Бродилка" реальная дороже виртуальной. Ее цена измеряется не только деньгами.

    Арт и факты

    Турист, чтобы попасть в Чернобыль, должен написать заявление: прошу пустить, с условиями оплаты ознакомлен. Если признают не шпионом и не малолетним (до 18 въезд в зону запрещен), поставят на заявлении "добро", то транспорт до Чернобыля и внутри - около $ 7 в час. До зоны - около двух часов езды, сама она - 60 километров в диаметре. Прямых дорог нет, все они - семь загибов на версту - минуют радиационные пятна, где больше 1000 микрорентген в час. Такие "мелочи", как 200 микрорентген, дороги пересекают - 10-кратное превышение нормы в зоне несущественно.

    Я, видевшая зону со сталкером, иду официально - как турист. Добрые люди в агентстве предупреждают: лучше назваться украинской гражданкой - тогда гостиница в зоне будет стоить не 50 долларов, а 8. Вся поездка обойдется долларов в 140. Встретившийся мне японец-художник восхищался дешевизной и фотографировался у каждого чернобыльского "опасного дерева". Украинские туристы в зону забредают редко. Обычно это неизвестные писатели, глаголющие об апокалипсисе.
    ИГРА. Шлагбаум зоны открылся и захлопнулся за нами. Вход сюда - рубль, выход два. Виртуальные сталкеры за все платят советскими "деревянными" деньгами. Разработчики игры ездили в зону туристами, рассчитывались гривнами. Для них, 25-летних ребят, видевших облака только на заставке Windows, Чернобыль стал личной катастрофой. Олег Яворский, менеджер "Мира игр", рассказывает, что увидел постапокалиптический мир:

    - Мы делали видео- и фотосъемку, она вошла в игру. Мы предположили, что в 2012-м в Чернобыле случился новый взрыв (и не беспочвенно - саркофаг разрушенного четвертого энергоблока действительно разрушается, площадь трещин в нем, по разным данным, от 100 до 1200 квадратных метров. - "Известия"). Зона освещается вспышками и молниями (сталкер Наумов их лично видел в 1986-м. - "Известия"). Она разрастается еще на 5 километров, наступает на чистую землю. Экспедиции отправляются в Чернобыль и пропадают (в зоне и правда находили неизвестных людей в форме экологов, они оказались бомжами-скитальцами. - "Известия").

    Последователей Наумова в виртуальной зоне - 100 штук. Компьютерные сталкеры организованны, они собираются в кабаках, пьют и торгуют тем, что взяли в зоне.

    Кабаков в реальном Чернобыле два. Одинаковые по ассортименту. На полках стоит заветная горилка, но купить ее можно только после 19.00. Зона, пережившая сухой закон и за его время чуть было не спившаяся, пошла на половинчатые меры - трезвая днем, она берет реванш ночью. Сталкеры и станционные служители в кофейнях сидят недолго, а домой бегут быстро - чтобы не шататься. Качающиеся тени на улицах Чернобыля отлавливает милиция. Нетрезвых и курящих выгоняют из зоны - за причинение вреда собственному здоровью.

    Реальные чернобыльцы на здоровье не жалуются, за рюмку и за работу держатся, хотя их зарплаты меньше средних киевских - от 100 до 300 долларов. Добровольно из Чернобыля не уезжают - людей победило мистическое притяжение зоны.

    Сказки для старших

    Работник "Чернобыльинтеринформа" Юрий Татарчук просит не называть его сталкером: "Я экскурсовод-проводник по кладбищу". Одетый в картинный сталкерский камуфляж, Татарчук ведет меня по разным уровням чернобыльской "игры". Первый - Припять, единственный в мире заброшенный многоэтажный город.

    ИГРА. Компьютерщики и фотографы считают эмблемой Припяти лес, выросший на стадионе и взобравшийся на многоэтажки.

    По-моему, символ города - детский сандалик, в эвакуационной спешке брошенный в яслях вместе с растоптанными куклами и порванными противогазами. Сандалик 17 лет валяется в углу, его хозяйка выросла и носит шпильки, а он даже не запылился. Как припятское остановившееся время. Безопасной зона станет через 24 тысячи лет.

    В Припяти кроме нас с Татарчуком - ни души. Реальные сталкеры появляются здесь редко.

    ИГРА. Виртуальные сталкеры забредают в город регулярно. Борются с легендарными "волкособаками", отлавливают двухголовых крыс.

    Для реальных чернобыльцев главным зверьем остаются кабаны. Поохотиться в зону приезжают и видные украинские политики. Охотиться положено возле объекта "Чернобыль-2", ранее засекреченного, а сейчас заброшенного. Вся округа - в звериных следах. По местной легенде, распространяемой сталкерами и обыгранной в "Сталкере", "Чернобыль-2" превращает людей в зомби, он воздействовал на персонал АЭС и заставил совершить аварию. "Чернобыль-2" - второй уровень туристической "бродилки". Я прошла его за два часа.

    Слывший обычным подразделением связи, где служили полторы тысячи военных, он был объектом особой секретности - одной из трех советских станций раннего предупреждения о ракетном нападении. Раньше сюда было не пробраться ночью без огня ползком. Теперь проржавевшие ворота с циничной табличкой "Всегда на боевом посту" открыты каждому. Юрий Рейхсман, директор, а скорее - хранитель былого величия, показывает мне свои владения. Говорит, когда в 1991-м вышел приказ о снятии антенны с дежурства, изъяли 300 килограммов драгоценных металлов, а провода оставили. Их пытались украсть мародеры. От них-то Рейхсман объект и охраняет. Говорит, даже перегоревшие лампочки-указатели для самолетов на антенне некому сменить. "Раньше на 140-метровую высоту лазили добровольцы - за литр спирта. Теперь спирт не выдают".

    Зомби и обещанные миражи возле антенны не обнаружились. Наличествовал ржавый металл 140-метровой длины. Прикасаться к нему страшно, из зоны вывезти - невозможно.

    Чудо военной техники неприменимо в сталкерском деле. Заезжие люди в белых воротничках хотели превратить антенну в форпост мобильной связи, но она не сдалась, осталась уныло дрожать на ветру. С первой ее ступени отчетливо виден саркофаг разрушенного энергоблока.

    Он - третий и главный уровень "бродилки". Из чистого "офисного" здания АЭС в саркофаг отчаянные туристы попадают через "золотой коридор". Цена жизни - радиационное пятно, в которое ты можешь попасть или сумеешь не попасть. Здесь нужен "взрослый" сталкерский опыт. Скользкая лестница крадется по отвесной стене саркофага, темно-серой, с неплотно состыкованными листами.

    ИГРА. Легко справляется с ее решением разве что компьютерный сталкер с тремя автоматами наперевес.

    У подножия саркофага - демонстрационный зал для туристов. Из окон виден разрушенный энергоблок, но фотографировать нельзя. "После 11 сентября у нас повышенные меры безопасности", - сообщает дама-экскурсовод.

    ИГРА. Сталкер в камуфляже может пробежаться по саркофагу лишь в игре.

    "В жизни" сюда ходят люди в белых одеждах - белых ватниках, бахилах, рукавицах, "лепестках" и касках. Шаг в сторону по ржавой крыше дорого обойдется. Возле почерневшей трубы саркофага пятно в 5-6 рентген, вокруг есть "куски" в 15-16. Дозиметр пищит отчаянно. С крыши видны Припять и плывущие в дымке пятый и шестой недостроенные энергоблоки. Они готовы процентов на 80, но не заработают никогда. Сталкеры туда не попадают даже в компьютерных "бродилках". В саркофаг наведывались, но были пойманы. Как уже писали "Известия", трое сталкеров вынесли из саркофага уран и попытались продать его "китайским шпионам". Шпионы оказались представителями украинских спецслужб.

    Видимо, в память о тех пойманных сталкерах в чернобыльских домах стали вешать картину "Три богатыря на атомной земле" кисти неизвестного гения. Илья, Алеша и Добрыня всматриваются в чернобыльскую даль, размышляя, чего еще от нее ждать. Кони у богатырей мелкие, имени Пржевальского. Эти лошадки, привезенные экспериментаторами в зону из заповедника Аскания Нова, выжили и даже размножились. Запечатлевшая их "богатырская картина" висит и в хате Андрея Ивановича Пеньковского, поляка, полвека назад приехавшего в эти места. Имение Пеньковского с гордой надписью "Здесь живет хозяин дома" открывает четвертый, "клерикальный" уровень чернобыльской "бродилки".

    Черная кошка, белый кот

    Пеньковский приветствует меня: "Ище Польска не згинела, доки мы жием". Внучки пишут "на Чернобыль, дедушке" - точно знают, что письма дойдут. Пеньковский с женой Галиной завели в зоне хозяйство, выращивают свиней. Радиации не боятся, боятся сталкеров. "Когда вернулся в зону после аварии, пробирался в свой дом нелегально, как вор, чуть не застрелили. Залез через окно. В доме пусто - все эти сталкеры вынесли. Мне только фотоальбом остался".

    Пеньковский бы свечку в костеле поставил, чтобы Бог от его дома сталкеров отвел, да нет в Чернобыле костела. Есть церковь и синагога. Ильинский храм Московского патриархата основали русские старообрядцы, бежавшие от Никоновой реформы. После аварии церковь ограбили. Грешат на бывшего настоятеля отца Василия - "рыжий Васька" якобы исчез вместе с церковным скарбом. Нынешний священник отец Николай в зоне редко бывает - в Киеве живет. Дорога к чернобыльскому храму упирается в замок.

    На синагоге замка нет - в ней разграблено все, даже стены ободраны. Эта синагога - одна из двадцати, выстроенных в Чернобыле. Где остальные, ни один сталкер не знает. Зато им известно, где в Чернобыле похоронены святые-цадики - родоначальник чернобыльской ветви хасидизма Нахум Тверский и его сын. Две усыпальницы возле памятника погибшим ликвидаторам аварии. Памятник заброшен, усыпальницы отремонтированы и выкрашены.

    Их построили по настоянию израильских паломников. "Приехали с какой-то веткой, ткнули ею в землю: "Могилы здесь". Без картографии и аэрофотосъемки", - рассказывает Татарчук. Ключи от святынь у него в кармане. Двери открываются со ржавым скрипом. Внутри усыпальниц - бетонные кубы, куда хасиды вкладывают записки с просьбами, как в Стену Плача. "Хасиды часто приезжают - в шляпах, кипах, в черной долгополой одежде. Но быстро замерзают и переодеваются в ватники и ушанки".

    Выбираясь из Чернобыля, хасиды говорят, что прав был цадик Нахум, в XVIII веке предупредивший: не селитесь здесь - плохое место. Хасиды оставили город. Славян удержали родственные путы. Их "прореживают" законодательно - из 6000 человек, после аварии живших и работавших в зоне, остались 3,5 тысячи. Уменьшение населения списывают и на естественную убыль. Из 1200 самоселов, вернувшихся в Чернобыль после аварии, в живых осталась треть. Зона выдавливает людей. Борясь с ней, самоселы привозят на лето внуков. А сорокасемилетняя станционная работница Лида Савенко родила в Чернобыле девчушку, ее назвали Марией.

    Все пять лет Машкиной жизни их пытаются выгнать из зоны - "детям здесь не место". Лиде даже предложили отправить дочку в тур на Кубу. "Я поняла, что это - хитрость, как только выехала из зоны с Машкой в ближнюю поликлинику. Малую назад впускать не хотели, пришлось в машине прятать. А меня с работы уволили, назад не возьмут, пока Машу из Чернобыля не уберу. А нам деться некуда, нас зона кормит".

    Чернобыльский коммунизм

    Высший уровень сталкерского пилотажа - выжить в чернобыльском коммунизме. Здесь все бесплатно и по талонам, не нужно платить за еду, жилье и одежду, если работаешь в зоне. Туристам положено другое питание. Заплатит турист доллар - получит борщ и котлету. Заплатит 5 - съест обед из пяти блюд с пампушками, отбивными и галушками. Продукты, говорят, завезены из чистых земель, но туристы сталкерам не верят. Японцы "едят" оселедцы (украинские "суши") не с палочками, а с дозиметрами. Всё проверяют: звенит - не звенит.

    Ни туристы, ни сталкеры не ходят в "рыжий" лес. Первым принявший удар чернобыльской радиации в 10 мегакюри, он обуглился и умер. На его останках поднялись новые деревья. Изогнутые, перекрученные, они умирают стоя. На них ученые изучают мутации, вызываемые облучением. Радиация здесь больше 1000 микрорентген в час.

    ИГРА. В "рыжем" лесу компьютерные сталкеры ловят чернобыльских мутантов.

    Глава украинской Национальной комиссии по радиационной защите населения Дмитрий Гродзинский уверяет, что мутанты встречаются не только в лесу. Норковый питомник, устроенный в бывшей школьной теплице, пришлось закрыть - из-за подозрения, что мех облысеет вместе с модницами. Рыбное хозяйство, где плодились сомы величиной с вашу покорную слугу (вес 60 кг, рост 170 см), тоже не оправдало надежд. Их не ели ни сталкеры, ни туристы. Зато житомирский профессор Коновалов открыл музей чернобыльских мутантов. В сравнении с этим музеем меркнет питерская кунсткамера. Как говорит его создатель, "две головы хорошо, а без радиации лучше".

    ИГРА. В компьютерном "Сталкере" экспонаты музея обрели новую жизнь. Сталкеры сражаются с грозными мутантами. Среди них - призрак Ленина (видно, крепко впился в мозги многотонный Ильич, установленный перед Чернобыльской атомной). Компьютерные сталкеры говорят: самое страшное в Чернобыле - невидимость беды и понимание, что человек - не бог и не создатель чернобыльской игры. "Каждый разгадывает тайну зоны в одиночку и узнает свою правду. Все зависит от того, помогал ты зоне и ее людям или боролся с ней". Чем добрее ты был, тем "честнее" правда, которую ты выяснишь.

    Правда зоны

    ИГРА. Компьютерная "бродилка" "Сталкер" длится 40 часов.

    Я прошла маршрут по зоне за трое суток.

    Чернобыльские сталкеры и туристы считают, что тайна зоны невыяснима - в этом ее главная правда. За 18 лет на радиации многое наросло - честное и бесчестное. С зоной не соперничают, с ней сотрудничают. Оружие против нее бессильно, значение имеет только характер того, кто в нее вошел. Мародеры - из зоны, сталкеры - остаются. Между ними, реальными и компьютерными, есть лишь одна разница - игру можно перезагрузить, а жизнь возродить - не всегда.

    В "СТАЛКЕР" нельзя дважды сыграть одинаково

    "СТАЛКЕР. Тень Чернобыля", компьютерная игра. Жанр - экшн, разработчик GSC "Мир игр". Издательство "Русообит-М". Игрок идет по маршрутам чернобыльского сталкера Александра Наумова, опубликованным в "Известиях" 26 апреля 2003 года. Движок: 300 000 полигонов в кадре, динамические тени и освещение, управление техникой, детальные объекты, баллистика пуль, связи в скелете и т.д. Реалистичный AI - персонажи игры действуют адекватно событиям. Анимация: motion. Экипировка: 30 видов оружия, апгрейды оружия, оборудование и защитные костюмы. 18 игровых уровней, часть из них - более двух километров в поперечнике. Игровая территория зоны - более 30 квадратных километров. Это прямоугольник, составленный из 18 локаций. Cистемные требования GeForce3/Radeon8500 и процессор iPIII 1GHz. Видеоускоритель класса GeForceFX или Radeon 9800.

    Игра завоевала 4 награды Московской конференции-2004: "Лучший разработчик", "Лучшая игра", "Лучшая графика" и "Лучшая технология". Главный мотив игры - свобода действий. В "СТАЛКЕР" нельзя дважды сыграть одинаково.



     
    archangel Date: Вторник, 26.06.2007, 19:15 | Message # 3
     
    (Admin)
    Местный
  • Status: Offline
  • ICQ:99222566
  • у нас с:15.04.2007
  • Александр Наумов: "Я в Чернобыле заряжаюсь"

    Александр Наумов - чернобыльский сталкер с 15-летним стажем. Теперь - номер один, единственный. Те, кто начинал с ним, либо умерли, либо больны и отошли от дел. Наумов провел в зону отчуждения, закрытую радиацией, блокпостами и колючей проволокой, более 200 "посвященных". В этом году чернобыльские дни впервые совпали с поминальными и на Наумова - особый спрос. 26 апреля 1986 года, превратившее Чернобыль из провинциального города в памятник-некрополь, "постоянные клиенты" сталкера называют днем Наумова - человека, открывшего им зону.

    О пользе сталкеров

    В Чернобыль, бывший украинский райцентр, курорт, некогда примечательный разве что базой речного флота да пристанью, попасть теперь трудно, да и стоит это дорого. Нужно подать заявку на поездку в специально созданную организацию "Чернобыльинтеринформ", заранее объявить маршрут - и ни шагу в сторону.

    С Наумовым проще: у него свои дороги, он знает о зоне все. И денег не просит: "Зарабатывать экскурсиями на чернобыльские кладбища - кощунство".

    Накануне годовщины взрыва чернобыльскую зону расширили, признав победу "мирного атома" над человеческим разумом. Теперь это 65 селений, 2540 квадратных километров территории.

    На "чернобыльских черноземах" живут 2,3 миллиона человек. В зоне усиленного радиационного контроля - 1,6 миллиона. Непосредственно под реактором - более 400. Это люди, которым некуда идти: на чистых территориях им нечего делать и негде жить. Они поделили землю на "большую" (ту, что за зоной) и свою, больную.

    Сам Наумов попал в зону в 86-м: тогда он, 36-летний капитан милиции охранял станцию Янов в Припяти. "Когда реактор взорвался, меня подняли по тревоге, и единственное, что сказали: это серьезно и надолго".

    Уже в ту пору научился различать сталкеров и воров: "Сталкер жизнью рискует, но дело делает полезное - заставляет людей проникнуться зоной, понять, чем она живет. А мародеры просто тащат все, что плохо лежит". Хозяйственный украинский менталитет не может допустить, чтобы в зоне пропадало нечто "ценное". Будь то цветные металлы или банки с маринадами, брошенные эвакуированными хозяйками, - все разобрано и растащено по ближним селам, все пошло "в дело". Даже чеканку с почтового отделения открутили. "Это была последняя, поросшая лесом память Чернобыля. Люди на эту чеканку молились как на икону - ждали писем с чистой земли", - сокрушается Наумов.

    Знающему человеку в Чернобыль попасть несложно: "Деревянное ограждение, по которому шла колючая проволока, прогнило и рушится. Его меняют на бетонное, но только на Украине. 147 километров, граничащих с Белоруссией, не закрыты. Это объездной путь в зону. От этой линии до милицейского райотдела - 60 километров, разве за всем уследишь".

    Наумов в зону не ездить не может: "Я там заряжаюсь". Говорит, запас прочности ему дал "боевой и трудовой путь": в прошлой, дочернобыльской жизни Александр - выпускник института физкультуры и милицейской академии, мастер спорта по гребле и перворазрядник по волейболу, кроссу и велоспорту. Теперь "зона не отпускает, мешает дышать".

    Сталкерство не помешало ему стать за эти годы полковником украинского МВД. Начальство к его походам в зону привыкло. А в украинском законодательстве уголовная ответственность за сталкерство не прописана. Есть статья "за распространение и вывоз радиоактивных отходов", предусматривает штраф. Но Наумов не мародер, а сталкер, ничего радиоактивного из зоны не вывозит. Разве что самого себя.

    "Зомби" в зоне

    Чернобыльское сталкерство породило легенды. О волкособаках особой лохматости, якобы расплодившихся после аварии. О кысях - одичавших домашних кошках, вроде бы живущих в лесах вокруг станции. О зомби, которых якобы породил секретный объект "Чернобыль-2" - станция загоризонтного обнаружения и предупреждения о ракетной опасности, одна из трех, разбросанных по Союзу. По местной легенде, эта станция так повлияла на людей, что они стали без памяти бродить по зоне - "вроде основную мысль им прервали".

    Сталкер Наумов легенды не признает, кысей и волкособак не наблюдал. Но о зонных мутациях наслышан . По данным ученых, животные-уродцы в Чернобыле выводятся в 120 раз чаще, чем в чистых местах. Радиация ударила и по людям. В Житомирской, ближней к ЧАЭС, области, профессор Коновалов собрал музей чернобыльских мутантов - невыживших младенцев с двумя головами и без рук. По сравнению с его коллекцией Кунсткамера - комната смеха.

    Наумов подобные разговоры не жалует - слишком тяжелы для человека, живущего зоной и дважды возившего в нее свою дочь: "Я провел ее по самым чистым местам и больше в Чернобыль не возьму. Это не место для экскурсий".

    А "зомби" в зоне действительно есть. После отмены сухого закона "Столичную", которая "хороша от стронция", наливают в двух чернобыльских кофейнях. (Хлеб и водка до сих пор остались "валютой" для Чернобыля, где давно построен свой, радиационный коммунизм, где многое по талонам и полно брошенного жилья - заходи в любой дом.) И на темных улицах появляются покачивающиеся "зомби", пытающиеся дотянуть до дома, не сходя с чистой дороги.

    "Не уходить с чистой земли" - первое правило, которое объясняет Наумов своим "клиентам". Шаг с отмытого асфальта в сторону, где метровой травой заросли брошенные чернобыльские дома, - и ты попадешь в радиационное пятно. "Я четко знаю, где они расположены: за стелой с надписью "Чернобыль", возле милицейского горотдела в Припяти. Вляпаться в такое пятно - традиционная ошибка в зоне. Но многие считают, что знают все лучше меня, и поступают по-своему. У меня есть контрольные, повышенно загрязненные точки в Чернобыле, я там замеряю радиацию: на кладбище, где было дерево в форме герба-трезубца (символ постчернобыльской Украины), на площадке отстоя радиоактивной техники. Кто-то в 86-м решил, что пожарные машины, "Кразы", "Камазы", бульдозеры и покрытые свинцом самоходки, гасившие Чернобыль, вскоре можно будет использовать. Фоновые уровни там были такие, что вблизи фотографировать нельзя - пленка засвечивалась. Такой же "брак" у меня был, когда я в 86-м снимал вертолеты, забрасывавшие песком реактор.

    На приборной доске одного из огромных бульдозеров я видел надпись: "Помни, тебя ждут дома". Дом тогда казался близким: в 1988 году заявили об окончании первого этапа ликвидации чернобыльской катастрофы. Так что мы живем во втором, нескончаемом".

    Наумов показывал зону и одиночкам вроде меня, и группам по 5-6 человек. Журналистов уважает: "От них польза - напишут, людям о ЧАЭС напомнят". Приходилось водить и иностранцев. Больше прочих глянулись немцы: "Хорошо подготовлены и экипированы, у них серьезные дозиметры и подходы к делу". Не плохи англичане, им "интересно, чем живет эта земля и ее люди, пережившие катастрофу и социальные потрясения после нее".

    По своим маршрутам водит только тех, кто "в Чернобыле смыслит". Других в зону не берет.

    Сюрпризы радиационного юмора

    Припять - третий, самый сложный для сталкерского прохождения чернобыльский периметр. (Первые два - 30- и 10-километровая зоны.) Припять умерла - нет ни единого человека, главный стадион скрыла березовая роща, а бетон многоэтажек пробили цветы. Сквозь них уже не виден крупнобуквенный призыв: "Хай атом будет рабочим, а не солдатом".

    Припять - любимое место Наумова, он здесь знает особые тропы. Поднимается на 14-й этаж и через выросший на доме лес фотографирует саркофаг взорванного реактора. Он виден с любой точки, хоть из Припяти, хоть со старообрядческого кладбища - просвечивает через покосившиеся кресты. На них - треугольные таблички: "Опасно, радиация". "Находиться там можно совсем недолго. Как-то водил туда питерских телевизионщиков. Барышня их на кладбище свои вещи забыла. Предлагала водителю 20 долларов, чтобы принес. Я посмеялся и сбегал за пять копеек - не привыкать. А москвичи любят сниматься на станции возле щита, где написан уровень радиации. Я тихонько переправил цифру со 140 микрорентген на 200 рентген. Они дома напечатали пленку и бросились по врачам, мне стали звонить. Я честно сказал: "Это шутка". Так они еле поверили, что уцелели".

    Наумов, человек своеобразного, радиационного юмора, нравится не всегда и не всем и сам это понимает: "Одна московская группа, уезжая, все клялась, что вернется, только не с этим "придурковатым сталкером, который людей по грязи таскает".

    Стар и мал - все под Богом

    Самоселы для Наумова - особая забота. Именно он начал знакомить коренных чернобылян (не путать с вахтовиками-чернобыльцами) с журналистами.

    Десять лет назад Наумов сосватал "Известиям" своего "протеже" - лодочника Ивана Томенка, уехавшего было из Чернобыля, но вскоре снова вернувшегося в зону. Теперь Ивану Моисеевичу - 74. Его жена Валентина, угощавшая нас ненормально огромными яблоками и дававшая на дорогу двухметровые георгины ("пусть в Киеве подивятся), недавно "сгорела", Иван Моисеевич остался один. Бодр и розовощек, ест радиоактивные грибы и не менее "наполненную" кабанятину и делает лодки - в доаварийные времена он был мастером, лучшим во всем Чернобыле.

    Говорит: "Пасха скоро, и выселяли нас тоже под Пасху. Даже продукты не позволили взять, так все и пропало. Ничего, в этом году как следует попраздную - теперь никто из хаты не выгонит". В ознаменование своей победы повесил на воротах гордую табличку: "Здесь живет хозяин дома". Сыновья-тройняшки обещают привезти к Моисеевичу на каникулы правнуков. Сталкер Наумов это не приветствует: "Сколько ни предупреждаю - тут грязно и опасно, но люди все равно тащат в Чернобыль детей".

    Два года назад в зоне родился ее первый ребенок - девочка Мария. Местная работница Лида Савенко произвела дочку в 47 лет, говорит, радиация сделала ее плодовитой. Назвала "с целью возрождения зоны - от Марии ведь наш Бог произошел".

    "Наш" - уточнение правильное. Чернобыль - место многоконфессиональное. Наумову это известно как никому другому. Только по его наводке я нашла затерянные в зонных зарослях могилы еврейских святых - цадиков Тверских. Первый из них, Нахум, умерший в городе в 1768 году, стал родоначальником Чернобыльской ветви хасидизма. До войн, погромов, открытия границ Чернобыль был еврейским местечком, здесь стояли 20 синагог, ни одна ни уцелела.

    "Последователи учения цадика Нахума есть в Штатах, Израиле, прочих странах", - рассказал мне главный раввин Украины Яков Дов Блайх. Раньше они часто совершали паломничество в Чернобыль. Теперь поток иссяк. "Видимо, уразумели слова цадика Тверского: "Здесь плохое место". Они лишний раз подтверждают: Чернобыль - город мистический, где прошлое хватает за фалды".

    Нечистый огонь

    В поминальные дни зона, которую не смог отмыть ни один дезактивирующий раствор, пытается очиститься огнем. Огонь гасить нечем. "В Чернобыле умирают не только люди, но и колодцы: оставленные без присмотра, они не дают воды".

    Пожары начинаются, когда на покосившиеся чернобыльские кладбища допускают бывших жителей этих мест - поклониться родным могилам. С горя выпивши, они поджигают старые кресты и надгробья: "Не доставайтесь же вы никому". Чернобыльский лес вспыхивает спичкой.

    Когда горит лес, всему живому нужно скрыться. Это второе правило сталкера. Огонь повышает уровень радиации в 10 раз, взметая в воздух то, что вобрали кора и корни. "Раз оказался на дороге между двумя горящими лесами. Еле успел выскочить - жарко очень было и тяжело - со мной же люди, - рассказывает Наумов. - А когда тушили село Старые Шепеличи, я даже не заметил, что горю, пока меня водой не окатили. Сказали: сапоги дымились".

    Надежда и сыновья

    Наумов говорит, что чернобыльская зона живет надеждой. Сталкеры - ее сыновья. Зона надеется на возрождение, и Наумов подсчитал: "Через 80 лет закончится полураспад стронция. Зону можно будет считать относительно безвредной". Да и как может быть иначе, если ее оживлением занимается лично Кучма.

    Кучма Николай Дмитриевич, начальник отдела радиоэкологии Чернобыльского научно-технического международного исследовательского центра, - автор идеи оживления леса в зоне. До аварии лес был основной статьей чернобыльского экспорта и снова должен стать ею. Теперь деревья "берут" на трети площади зоны и вывозят в чистые земли. Есть теория, что радиационная пыль осела в коре, и "ошкуренные" деревья вполне безопасны. Экспериментаторы выращивают в новых хозяйствах рыбу и скот, сюда слетаются работать со всей России - от Мурманска до Москвы - в надежде на хорошие заработки. Чернобыльскую продукцию потом доращивают в чистых зонах и продают. Наумов уверен, что этот экспорт контролируется и безопасен.

    Но неимоверно расплодившееся зверье создало зоне новую проблему: чернобыльскую охоту. Пострелять приезжают и депутаты, и чиновники разных рангов. Сталкер этого не понимает: "Зона - территория беды, а не развлечений". Он рассказывает, как лично разоружил отряд охотников: "Я тогда еще служил в чернобыльской милиции, со своей ротой ездил по селам, забивал в хатах окна и двери крест-накрест - чтоб мародеры не забрались. В брошенной школе нашли экипировку игры "Зарница": муляжные автоматы, точь-в-точь - настоящие. Ребятам загорелось их взять, выбрали, какие почище. Заехали в лес, а там - компания охотников. Я им: стоять, стреляю без предупреждения. Мои ребята засели в "уазике", вроде как на прицел их взяли. Охотники сдались, оружие мы конфисковали. А когда эти здоровые мужики узнали, что их взяли на игрушечную "пушку", чуть в обморок не попадали - ружья-то у них дорогущие были".

    В Чернобыле есть памятник, к которому Наумов никогда не водит людей. Странный, похожий на пасхальное яйцо размером с дом, он был подарен Украине Германией и долго кочевал по стране, пока не оказался в Чернобыле. Монумент называется "Послание потомкам". Местные зовут его "стеной плача" (не прошел опыт хасидов даром). В памятник складывают записки с текстами, которые прочтут через 100 лет. Наумов говорит, что надолго загадывать не привык, но если б решил обратиться к потомкам, то написал бы: "Помните, это было, есть и будет".

    Наумов переживает, что уже сейчас в зону "приходят люди, которые ничего не знают о Чернобыле". Выросло поколение, родившееся после взрыва и мало что ведающее о нем. Но до сих пор не все известно об аварии и тем, кому довелось ее пережить. Накануне нынешней чернобыльской годовщины Наумова ожидал сюрприз: Служба безопасности Украины обнародовала полсотни документов архива ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ, из которых следует: чернобыльских взрывов было два. Первый - в 1982 году, он спровоцировал повышение радиации на станции и вокруг нее. Причиной трагедии 1986-го стали некачественные комплектующие из Югославии. ЧАЭС была выстроена с нарушениями. О возможности ЧП спецслужбы предупреждали ровно за два месяца до аварии. Но Чернобыль случился и будет жив и опасен еще 24 тысячи лет.

    "Я очень надеюсь, что над разрушенным энергоблоком вырастет пирамида - огромный саркофаг, который сделает людей защищенными для зарвавшегося атома. Пусть эта пирамида свидетельствует: "Здесь был реактор, который никому и никогда не будет опасен". У меня есть чернобыльская выслуга, у меня - три большие звезды, я получаю достойные деньги. Мне вроде бы не на что жаловаться, и я знаю: исчезнет реактор, но зона и ее сталкеры - останутся".



     
    archangel Date: Вторник, 26.06.2007, 19:25 | Message # 4
     
    (Admin)
    Местный
  • Status: Offline
  • ICQ:99222566
  • у нас с:15.04.2007
  • группа исследователей мира S.T.A.L.K.E.R.

    Сеня Станочник – 27 лет, еще молодой, но уже громко заявивший о себе журналист. Хвастается тем, что отметил четверть своего века в Зоне (правда, умалчивает, как тогда по пьянке заблудился в развалинах Припяти, набрел на логово Контроллера и едва спасся). Говорят, с тех пор за ним замечают странное влечение к этому месту. Соседи жалуются, что в полнолуния из его квартиры слышны душераздирающие крики. В последнее время он все реже стал ночевать дома, бесследно исчезая в просторах Зоны до утра, а иногда пропадая там безвылазно целыми неделями. Родные привыкли, а пресса только радуется, получая все больше материалов из первых рук. Несмотря на его загадочность, Сеня остается человеком харизматичной натуры, любит погутарить о Зоне с огоньком (красноватым) в глазах. Всем обитателям Зоны почему-то предпочитает зомби. Неоспоримым является факт – Сеня самый преданный Зоне репортер.

    [/colleft]Александр Новиков – 42 года, физик-ядерщик (специальность 0310 «Расчет и конструирование реакторов АЭС»). Начал трудовую деятельность на Чернобыльской АЭС в должности дозиметриста 2 группы. Принимал активное участие в ликвидации последствий аварии на 4 энергоблоке Чернобыльской АЭС (первый взрыв). В составе Оперативной группы Комплексной экспедиции Института атомной энергии имени И.В.Курчатова (ИАЭ) производил измерения радиационной обстановки на промышленной площадке атомной станции с использованием гамма-визора Radscan . Участвовал в работе по исследованию топливосодержащих масс внутри «Саркофага» (совместно Межотраслевым научно-техническим Центром «Укрытие» (МНТЦ) Национальной Академии Наук Украины (НАНУ)). До момента второго взрыва (2006 год) занимал должность начальника отдела ядерной безопасности Государственного специализированного предприятия (ГСП) «Чернобыльская АЭС». Официальная информация о занимаемой должности в настоящее время отсутствует. Оперативные данные (см. «Отчет по оперативной работе в 30 километровой зоне отчуждения» том 3, стр.18 Администрация зоны отчуждения) позволяют сделать вывод о выполнении Новиковым А. консультативной работы по отдельным запросам группировок в части предоставления информации по физическим характеристикам излучений и аномалий зоны отчуждения. Имеется неподтвержденная информация о взаимодействии Новикова А. с исследовательскими группами.

    Грыць Нэчуйдуб – 22 года, уроженец Закарпатья. Любимым занятием Грыця в детстве было смотреть кино в местном клубе (единственное, о чем жалеет, что там не продавали pop - corn). В юношестве сильно впечатлился работами немецких кинематографов, что переросло в желание поступать в Киев на режиссерский.

    Его дипломная работа «Выброс: лучше 100 раз услышать, чем 1 раз увидеть» была особо отмечена экзаменационной комиссией и лично деканом факультета.

    Мечтает снять свою «Бригаду» о разборках сталкеровских группировок в Зоне.

    Петя Клецкин – 36 лет, фотокорреспондент. Начинал с отцовского ФЭД-а, учился печати самостоятельно на кухне по ночам. В школе фарцевал фотографиями эротической направленности. В данный момент работает на солидного заказчика с Запада – поставляет крупному информационному агентству фото из Зоны. Охотно берется за «халтурки». Гордится своей фото-коллекцией хроники второго взрыва в Зоне. Во время взрыва находился недалеко от эпицентра, в результате чего заполучил кадры, что называется, «из первых волн». При этом, однако, получил хроническое отторжение кожи на лице и руках. Подшучивая над собой, говорит, что теперь стал ближе к мутантам. Охотно отдает свои уникальные снимки за хорошие деньги в хорошие руки. Воспринимает необходимость ходить в Зону как работу и не более.

    Хромой – возраст неизвестен, сталкер по призванию. На вопрос о здоровье обычно отвечает «не дождетесь». Скрытный, любит одиночество. Раздражается каждый раз, когда журналисты пристают к нему с расспросами. За выпивкой смягчается. Его неоспоримый конек – аномалии и артефакты. В одной из первых вылазок неосторожно заступил в «вертушку», где ему напрочь оторвало левую ступню. С тех пор, хоть и с протезом, но ходит прихрамывая. Практически постоянно живет в Зоне, и выходит лишь затем, чтобы лично доставить ценные артефакты своим контактам во внешнем мире.



     
    archangel Date: Вторник, 26.06.2007, 19:31 | Message # 5
     
    (Admin)
    Местный
  • Status: Offline
  • ICQ:99222566
  • у нас с:15.04.2007
  • S.T.A.L.K.E.R. Казнить нельзя помиловать

    Стоит признать, что писать о такой игре как S.T.A.L.K.E.R. «нормально» или «правильно» очень сложно. С одной стороны, мы оцениваем первоклассный шутер от GSC GameWorld, с другой – критикуем «народную» игру от «наших» разработчиков, тот самый S.T.A.L.K.E.R.: Oblivion Lost, которому, по всей видимости, не суждено явиться на свет.

    Игра, которую мы ждали
    GSC GameWorld. Компания, которая, по идее, не должна была покинуть задворки индустриального Киева, неожиданно прогремела на весь мир мегахитом «Казаки».

    Спустя какое-то время, смолотив хорошенечко деньжат со своего шедевра и прикупив солидный офис, компания принялась в ускоренном режиме создавать новые игрушки. Всё, что было после первых «Казаков» и адд-онов к ним, можно смело окрестить серой массой – малобюджетные, ничем не примечательные стратегии, несколько аркадных игрушек, с треском провалившийся Venom, и продолжение Казаков – «Казаки II: Наполеоновские войны» - средней интересности стратегия с приятной графикой, полное отсутствие сюжета и абсолютно скучные внутриигровые видеоролики. Ни оригинальной стратегической системы, ни, собственно, самих казаков здесь не осталось – разве что название. Продолжения всеми любимой стратегии сделать не удалось. Продукция компании не окупалась.

    ***

    Задолго до релиза «Наполеоновских воин», а именно в 2000 году, GSC GameWorld берётся за разработку собственного графического движка. По словам старожилов компании, новый движок предполагался как основа некой футуристической игры о мире будущего: с целыми городами, странами и даже планетами.


    Первые кадры (X-ray Engine 2001)

    Изначально движок X-Ray создавался для игры под названием Oblivion Lost, которая повествовала о злоключениях группы исследователей в фантастическом мире. Но концепция не прижилась, и неожиданно выдвинутая кем-то идея Чернобыльской зоны отчуждения обрела поддержку команды, была развита и обрела свои черты. Название меняют на Stalker: Oblivion Lost, правда, из-за проблем с авторскими правами, пришлось в последствие добавить точки, превратив название в аббревиатуру - S.T.A.L.K.E.R.: Oblivion Lost. В этот же момент рождается идея A-life. После того как издателем становится THQ, в марте 2003, очередной раз меняется название - на S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of Chernobyl, видимо чтобы западным игрокам было понятнее в чём, собственно, дело.

    По «легенде» игры, в 2006 году с Зоной произошло что-то странное: прогремел взрыв, и окрестности засияли ярчайшим светом. Согласно данным со спутников, эпицентр взрыва находился в километре от Чернобыльской атомной электростанции. Уже на следующий день Зону площадью тридцать квадратных километров оцепили регулярные войска, попытки проникнуть в зону поражения не увенчались успехом. Тем временем заражённая площадь скачкообразно расширялась, захватывая всё большие территории.

    Спустя несколько лет Зона стабилизируется и редкие экспедиции приносят информацию о таинственных явлениях этих мест. Мутировавшие существа с невероятными способностями и аномалии – смертельные вездесущие сгустки энергии, порождающие артефакты, которые обладают невероятными способностями. Артефакты приобретают большую ценность. Именно за ними в Зону проникают сталкеры. К 2012 году Зона становится обитаемой: сталкеры-одиночки, мощные группировки и небольшие группы сталкеров, объеденных общими интересами или идеологией, целый заповедник разнообразных тварей.

    Разработчиками была поставлена цель – создать ни много ни мало систему симуляции жизни. Системе дали даже имя – A-life. Зона площадью тридцать квадратных километров должна стать виртуальным домом для нескольких сотен живых существ. Причём каждый персонаж обладал способностью трезво оценивать обстановку вокруг себя и принимать важные решения, от которых порой будет зависеть его собственная жизнь. Существа Зоны самым непосредственным образом взаимодействуют между собой – объединяются в группировки (стаи), воюют, убивают, зарабатывают деньги, спят, охотятся, едят и отдыхают. Животные мигрируют и поедают друг друга, сталкеры постоянно обмениваются между собой информацией.

    Например, мы можем встретить сталкера-новчика, пообщаться с ним, обменяться товаром, а потом, спустя какое-то время, найти в лесах его растерзанный собаками труп или, напротив, порадоваться за товарища, прочитав очередную сводку новостей Зоны, где ему уделили особое место. В радиусе нескольких сотен метров жизнь визуализируется, всё, что происходит за её пределами, работает в «фоновом» режиме, но так или иначе игровой мир является единым целым, и в какой-то степени даже то, что происходит в нескольких километрах от персонажа, влияет на его жизнь и жизнь других существ Зоны. Отличительной чертой S.T.A.L.K.E.R. являлась изначальная концепция, согласно которой главный герой совсем даже не главный, он лишь «один из» - живёт и выживает на ровне с другими. Но это, конечно, не означает, что он беззащитен и должен пугаться каждого шороха. По ходу игры персонаж обзаводится оборудованием и амуницией - «стволы» разного калибра, автоматы, гранаты, бронекостюмы, различные датчики и т.д.

    Короче говоря, мир вокруг игрока действительно живёт.

    Спустя полтора года работы – к 2003-му году – искусственный интеллект всё-таки заработал. На специально отведённой тестовой локации разработчики устроили арену сражений, где персонажи – сталкеры и монстры – воевали друг с другом. Результаты были впечатляющими. Целью работы было обеспечить автономность AI – когда персонаж игры не привязан к уровню и самостоятельно прокладывает себе путь к цели. Но это было лишь началом пути.

    Продемонстрировав на одной из выставок свою разработку, компания получила массу предложений и возможность самостоятельно выбрать себе издателя. Как наиболее приемлемый вариант была выбрана THQ. Никаких сроков на разработку, практически полная свобода действий со стороны GSC GameWold и процент с продаж на Западе.

    ***

    Некогда виртуальная Зона была цельной. То есть единой, в отличие от финальной версии, где игра разбита на уровни связанные двумя-тремя точками загрузки. Момент, когда виртуальную Зону разбили на части, я считаю одним из важнейших в разработке игры. Изменения рвали в клочья одну из важнейших составляющих Сталкера – свободу действий. Одно неизбежно влекло за собой другое, и теперь персонажи Зоны не способны передвигаться по всей площади некогда огромной карты, а держатся строго в рамках отведённой им локации, становится невозможной миграция животных. Теперь стаи чётко привязаны к своей местности, в Зоне вы не встретите случайно забравшего на фабрику кабана – они обитают в определённой секции карты и взаимодействуют с персонажами строго в пределах этой площади.

    Работа двигалась, конечно, верно, но, к сожалению, медленно. А информационные технологии нынче, как известно, не стоят на месте. Вот и получилось так, что игра, изначально написанная под DirectX 8, оказывается на пороге выхода современного DirectX 9. И всё это – вкупе с постоянной неопределённостью касательно релиза. На E3 2005 компанией GSC GameWorld была представлена новая адаптированная версия движка. Высококачественные текстуры, множество динамических источников света, бамп-мэппинг, пострендер фильтры – всё оптимизировано для комфортной игры. S.T.A.L.K.E.R. заставил поволноваться многих разработчиков из других проектов. По словам nVidia, на тот момент в мире была лишь одна игра с таким уровнем картинки. Но прошло почти два года, прежде чем игра вышла, а движок не претерпел практически никаких изменений.

    ***

    По словам самих разработчиков, в какой-то момент стало ясно, что пора закруглятся. Был утверждён окончательный план разработки, согласно которому к III кварталу 2006 года компания предоставляет издателю финальную бета-версию игры. Тогда же решилась судьба геймплея.

    Вслед за фрагментацией Зоны на локации под нож пошли монстры. В ходе явно спешной сборки игры были вырезаны две крупные локации, кое-где замечены дыры, по всей видимости, некогда так же обитаемые и пригодные для исследования игроком, но, благодаря некому добродетелю, пропущенные «за ненадобностью».

    Издатель (THQ) принимает решение внедрить своего работника в GSC GameWorld для того, что бы тот адаптировал игру соответственно запросам западных игроков.

    Знакомьтесь, Дин Шарп – исполнительный продюсер игры «S.T.A.L.K.E.R.: Shadow of Chernobyl», на протяжении последних двух лет разработки – активный деятель в области «улучшения» и «адаптации» игры. После его появления из игры исчезли такие существа Зоны как крысы, Бюрер и пси-собака. Ответ стандартный на всё - «не соответствует стилю прохождения».

    Уже в релизе выясняется, что отчаянно рекламируемая система A-life – всего лишь бутафория. Да, монстры способны различать, где друг, а где враг, и принимать решения в зависимости от некоторых факторов, они так же не привязаны к местности и вообще самодостаточны – едят, спят, защищаются. Но Зона живёт лишь в радиусе 200 метров от игрока. Да, это и заявлялось ранее, мол «за пределами этого расстояния жизнь есть» но «она просто проходит в фоновом режиме». Однако никакой жизни за пределами 200 метров от игрока в действительности не происходит! Просто-напросто, персонажи имеют свою точку загрузки: когда радиус в 200 метров от игрока прекращает покрывать некую населённую площадь, система сохраняет местоположение персонажей, а когда возвращается, они подгружаются вновь на тех же самых местах.

    Система обмена информацией – существенная часть A-life, как показатель её работы – также была упразднена. Отсутствует обещанная сводка новостей, персонажи не взаимодействуют между собой в той степени, в какой нам было обещано. Да, достаточно часто происходят локальные стычки между сталкерами или небольшие перестрелки. Но! Это лишь фон, просто красивое представление, которое не несёт никаких последствий... так, кучка пикселей переместилась - и всё. Разработку можно было завершить ещё в 2004 году, игра немногое обрела за последние три года.

    Этим, кстати, и объясняется неожиданное увеличение персонажей Зоны. Изначально предполагалось около двух сотен сталкеров на весь периметр Зоны, в финале же их больше тысячи. Сравнили, да? Делов-то... подгрузил локацию с полусотней сталкеров, потом сохранил точки загрузки, выгрузил – эка невидаль для современного компьютера.

    Это – из обещанного игрокам (покупателям продукции GSC GameWorld) и нереализованного, но, зато активно рекламируемого на протяжении двух лет. Самый яркий пример, за ним далеко идти не надо – Игромания. В том, что людям дали «на лапу», нет никаких сомнений, достаточно просмотреть хотя бы предрелизные интервью и сравнить их с видеоотчётом за 2005 год от того же издательского дома. Но что делать? Мы живём в мире, которым правят деньги. Игра должна окупаться – как-никак, на её разработку потратили пять миллионов долларов.

    S.T.A.L.K.E.R. как он есть
    Значит, будем отталкиваться от того, что есть.

    Итак, как вы уже, наверное, знаете, к 2012 году в Зоне налаживается собственная инфраструктура. Сталкеры параллельно с игроком добывают артефакты, выполняют задания, иногда перестреливаются, если враг поблизости, ну и общаются (в основном - заскриптованные сцены, идущие по сюжету, и посиделки у костра), изредка в каком-нибудь доме на территории группировки или клана можно наткнуться на спящего сталкера, посидеть у костра, что тоже неплохо, – послушать гитару, анекдотец или просто выпить водочки.

    Зона обитаема. Помимо людей игроку придётся столкнуться с различными существами – мутировавшими вследствие второго взрыва подле ЧАЭС животными, как то: Плоть (бывшая свинья; вследствие мутаций - беззащитный кусок мяса, весьма труслива), Кабан (просто кабан, свирепая зверюга, часто попадает в аномалии), Псы (охотятся стаями, в одиночку не представляют опасности), Собака Чернобыля (в демонстрации Игромании некогда обладала пси-способностями: игрок, заглянувший к ней в глаза, получал пси-удар (неприятная штука); ныне – просто очень свирепая, в меру сильная собака).

    Завязка не блещет оригинальностью, но всё-таки... пару слов о сюжете.
    Начинается всё с грузовика, который мчится с большой скоростью по Зоне... ночь, льёт мощный ливень, вокруг сверкают молнии. Зрителю демонстрируют внутренности грузовика – полный трупов, страшный, и весь из себя ужасный, он продолжает мчаться, пока не попадает в молнию (или молния в него)... авария, автомобиль загорается, переворачивается, трах-тарарах, визг металла и всё такое прочее. Утром на месте аварии оказывается некто в плаще и с Винторезом за спиной. Он обыскивает трупы и обнаруживает, что один из пострадавших жив. Взваливает беднягу к себе на плечи и отправляется к Сидоровичу – одному из торговцев Зоны, который нас спасает. Именно в его бункере на нашей руке обнаруживается татуировка в виде аббревиатуры «S.T.A.L.K.E.R» и КПК с заданием «Убить Стрелка».

    Собственно, игра начинается утром – в 7:00 по местному чернобыльскому времени. Нас уже спасли, приодели в дешёвенький костюмчик, но на оружие поскупились – ни ножа, ни маломальского пистолета нет. Это в то время, когда среди инвентаря пострадавшего числится детектор аномалий (отключить который невозможно, впрочем, как и продать), прибор ночного видения (?!!) и фонарик. У нас также имеется карманный компьютер – со списком заданий, картой, рейтингом сталкеров и информацией, снятой с КПК убитых, а также личные заметки. Всю игру мы будем выяснять, каким образом главгерой попал в Зону и кем он был, потому что ничего из того, что происходило до аварии (надо думать, вследствие амнезии), нам неизвестно.

    Из разговора с Сидоровичем мы узнаём, что отныне наше имя Меченый (в честь наколки), что сейчас мы находимся в предбаннике Зоны (относительно безопасное место, но поживиться рядовому сталкеру здесь практически нечем), что в этом районе торговец один, и за Меченым числится должок (ему как бы жизнь спасли, что ли). Несколько заданий Сидоровича придётся выполнить.

    Через несколько минут в лагере, который находится возле торговца, по сюжету мы разживаемся ножом, бесплатным пистолетом, тремя обоймами к нему и отправляемся штурмовать лагерь бандитов с четырьмя напарниками.

    Вы оценили юмор, да? Вынести лагерь бандитов с пистолетом Макарова и 36 патронами. Ну, впрочем, это ли преграда для супермена по имени Меченый, который, конечно же истребит всех врагов? Кстати, воспользовавшись случаем, мы можем не нападать на лагерь, а проследить, что с ним сделают ваши напарники. Ребята с дробовиками наперевес после непродолжительной схватки оказываются замертво на земле. Однако какое мощное оружие этот пистолет Макарова! Его ценность в тактике боя сложно переоценить.

    Здесь мы впервые знакомимся с действительно шикарным AI – на это стоит посмотреть! Противники прикрывают друг друга, информируют о приближении врага или его местоположении, прячутся, обходят, двигаются перебежками, иногда подкрадываются. Чего стоят нецензурная брань из уст AI! А как они умирают... о-о-о... чего и говорить – лепота! Заслушаешься просто. Самое приятное - это добивать скорчившегося в предсмертных судорогах врага. К слову, если в таком же положении – ни жив, ни мёртв – оказался нейтральный вам сталкер, можно подкормить его аптечкой – он станет добрым и ласковым... ой, то есть, дружественным по отношению к игроку.

    Преимущества системы «друг-нейтрал-враг» весьма сомнительны, пользы от таких друзей очень мало, лучше избавить бедолагу от страданий выстрелом в живот и обыскать труп, чем тратить на него свою аптечку и выпытывать интересующую вас информацию, которую можно выкачать из КПК покойника.

    Однако с друзьями можно торговать по выгодным ценам. Вообще со всеми сталкерами, кроме враждебных, можно торговать. Но есть ли смысл в такой торговле? Товара откровенно мало, зачастую там одно и то же (водка, аптечка, максимум – антирад), продать что-нибудь своё очень сложно – денег у персонажа всегда мало.

    Для нормальной торговли в Зоне существует четыре торговца, у которых можно действительно хорошо скупиться: Сидорович (в предбаннике), Бармен (на базе Долга), Петренко (на той же базе, только в штабе клана) и какой-то академик – имя забыл – на базе Учёных. Из этих четверых лишь один не влияет на правильное прохождение – Петренко, его задания выполнять не обязательно, в отличие от остальных. Мне лично пришлось закупаться у сталкеров лишь единожды, на задании споить «свободовца» – водка закончилась. Есть парочка заскриптованных сцен, когда спасённый сталкер предлагает выгодное задание, но таких моментов в игре крайне мало.

    Помимо собственно торговли, торговец предлагает игроку задания. Заданий два вида – второстепенные (просто заработать денег) и сюжетные (необходимые для дальнейшего продвижения по сюжету). Какой толк во второстепенных заданиях, понять сложно – денег с них мало, сами они однообразные (найди-принеси), да и бегать далеко. Короче говоря, невыгодно. Возможно, как средство развеяться после тяжёлого сюжетного задания они придутся вам по вкусу.

    По ходу дела от сталкеров в лагере мы узнаём, что самые деньги-то водятся ближе к Центру, но там опасно, приходится здесь набираться опыта. Самые нетерпеливые и настойчивые игроки берут задания исключительно у торговцев и мчатся по сюжету, что не есть правильно. Дело в том, что в игре целых семь возможных концовок. Среди них пять ложных и две истинных, одна из этих двух открывает дополнительную территорию Зоны. От манеры прохождения игры, а также от того, в каком клане вы числитесь (прохождение в кланах все подряд ложные), зависит концовка игры. Манеры прохождения определяются легко – надо общаться со сталкерами. Самое важное начинается с выполнения заданий у Бармена, будьте внимательны.

    Значит, мы выполняем сюжетные задания и со временем оказываемся у персонажа по имени Бармен. По пути к нему и после, следуя сюжетным миссиям, придётся столкнуться с группировками и кланами. С группировками – ладно, а вот на кланах надо остановиться подробней.

    Всего группировок восемь, из них кланов пять: Долг, Свобода, Монолит, Учёные и Наёмники. Информация о клане Наёмников в игре осталась, но локации с их базой, а так же самих Наёмников, в игре почему-то нет, так что фактически кланов четыре. Два из них всю игру конфликтуют между собой – Долг и Свобода. Вступив в один, мы автоматически становимся врагами другого, причём дальнейшее прохождение игры в таком случае невозможно по той причине, что масса сюжетных заданий связана с проникновением в группировку Свободы. Что касается Долга – на их территории находится Бармен со своими сюжетными миссиями, добраться до него физически невозможно – вас раньше пристрелят солдаты Долга. В общем, система вступления в кланы также была урезана, а то, что «не дорезали», реализовано очень криво.

    Это к вопросу о свободе действий. Где?!

    ***

    Немного о заданиях, которые предстоит выполнять. Я, конечно, понимаю (потому и не осуждаю), что придумать оригинальную миссию сложно – в любом случае всё сводится к «нажми/принеси/убей», но для меня стало открытием, что для того, чтобы выполнить задание, приходится умерщвлять огромное количество сталкеров. За четыре с половиной часа игры мне пришлось уничтожить более трёх сотен персонажей! К концу прохождения набирается около полутора тысяч. Трупы, а с ними и чудо-аптечки, валяются где попало. Во время особо жестокого боя расходуется около пяти-шести таких аптечек. Это типа реализм такой, да? Очень интересно.

    В игре большое количество разнообразной амуниции. Пистолеты, автоматы, гранаты, гранатомёты, винтовки, бронежилеты, множество боеприпасов, возможность усовершенствовать оружие – добавить глушитель, подствольный гранатомёт, оптический прицел. Не смотря на явные ошибки в характеристиках оружия, кое-где неправдоподобные текстуры и звуки, баллистика пуль есть, трассеры – тоже. Всё это добавляет в игру изюминку.

    Действительно можно выбрать стиль выполнения миссии. Например, прикупить усовершенствованных боеприпасов к своей «Грозе», оборудовать её глушителем и отправится «выносить» лагерь «свободовцев» с какой-нибудь вышки. Или взять АК-74, прикупить к нему подствольный гранатомёт, штук пять гранат, и отправиться штурмовать ту же базу. Первый способ реалистичный, второй – весёлый (других слов нет).

    ***

    Аномалии, которыми так любят кичиться разработчики, пульсируют, светятся, издают угрожающие звуки. И ладно бы польза от них (порой забавно наблюдать, как туда попадает какая-нибудь тварюга), но урон игроку от попадания в зону её действия ничтожный. Возможно, так и было задумано, но выглядит глупо, ей-богу! Вкупе с детектором аномалий, который даётся игроку изначально, толку от них вообще никакого. Делали «для галочки»?

    Кроме того, по словам тех же разработчиков, артефакты зарождаются именно в аномалиях. Месяц играю, не наблюдал ни разу.

    Кстати, про артефакты. Помимо ценности материальной, некоторые из них способны здорово облегчить жизнь игрока. Один прибавит стойкости к радиации, но уменьшит пулестойкость, другой повысит воздействие электричества на организм, взамен уменьшив воздействия химического ожога. Артефакты играют большую роль в прохождении игры, ей это только в плюс. Одно непонятно: почему они валяются где попало? На некоторых локациях такого товара – килограммов тридцать. «Бери – не хочу».

    Что касается графики. Как для движка 2005 года, картинка отличная. Если смотреть локации замкнутых пространств, просто шикарно. Но ресурсов такая картинка требует... не в меру. Ситуацию спасает опция выбора ренедера (DX8 или DX9) - можно указать в настройках графики. Хотя игра в целом, если смотреть ресурсоёмкость, в большей степени зависит от оперативной памяти. С 512Мб ОЗУ тормоза на открытых локациях вам обеспечены, хоть и терпимые. Для комфортной игры рекомендуется 1Гб и более.

    ***

    Не смотря ни на что, игра удалась. Играть интересно. Сюжетные внутриигровые видеоролики выглядят «на ять». Свобода действий весьма ограничена, масштабные локации и открытые пространства частично спасают ситуацию. Обидно, что не сделали лучше. Игру стоит купить хотя бы для того, что бы побегать по таким знакомым взгляду наших сограждан окрестностям, посетить виртуальный Чернобыль и повоевать с головастым AI.

    Надежда умирает последней, а между тем, над продолжением игры – S.T.A.L.K.E.R. 2 – работы ведутся уже сейчас. Будем надеяться, что вездесущая коммерциализация не погубит продолжение. С потерей старого Сталкера мы давно уже смирились, дайте дорогу модмейкерам. Последние уже вернули в игру транспорт, пять монстров, частично восстановили первозданный A-life и наклепали массу модов по оптимизации баланса вообще (стоимость и доступность товаров).

    Что касается Стругацких... была такая тема, особенно смелые идиоты кричали, что разработчики сделали не тот «Сталкер». Вообще-то с самого начала было известно, что из книги Стругацких взяты лишь некоторые элементы, на самом деле Зона S.T.A.L.K.E.R. и Зона Стругацких – два совершенно разных мира, тут претензий нет.

    За сим откланяюсь. Если будут какие-то комментарии или возражения – вверху над логотипом сайта кнопочка «Регистрация». Регистрируемся, возвращаемся к статье и оставляем свои комментарии. Удачи!


    P.S. Благодарю камрада buLLet за шикарные DirectX 9 скриншоты. Ресурсов моего компьютера на такую картинку просто не хватило.



     
    Форум Siemens » Компьютерные технологии » Games PC » S.T.A.L.K.E.R. (Shadow of Chernobyl)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Copyright Archangel © 2024 Хостинг от uCoz